Чумак Владимир Николаевич

1.jpg

Подполковник полиции в отставке

Чумак Владимир Николаевич

Ответственный дежурный УФСКН по Ярославской области

После окончания в 1991 году Ярославского высшего зенитно-ракетного командного училища служил начальником расчета зенитно-ракетного дивизиона ПВО, расположенного у г. Сумгаит АССР. Но вскоре в ВС РФ попал под сокращение и в 1992 году вступил в должность оперуполномоченного отделения уголовного розыска Заволжского РОВД г. Ярославля. В 1995 году перешел в Управление уголовного розыска УВД  ЯО. Работал на разных должностях, начиная от оперуполномоченного, заканчивая заместителем начальника оперативно-сыскного отдела. В 2007 году перевелся в УФСКН по ЯО на должность ответственного дежурного.

Завершил службу в органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ по достижении предельного возраста в 2015 году.

«Черные» риелторы

(из истории ярославского уголовного розыска)

Все началось 24 августа 1998 года, когда в Кировский РОВД г. Ярославля поступило заявление о пропаже священника Русской православной старообрядческой церкви Дмитрия Львовича Растегаева. Несмотря на  молодой возраст, а ему не было еще и 30 лет, он был человеком довольно известным в Ярославле своей религиозной и политической деятельностью. Перед тем, как переехать на Украину, в город Черновцы, на новое место службы, священник решил продать свою квартиру, расположенную в центральном районе Ярославля. 20 августа 1998 года ушел на квартирную  сделку и пропал. Никто из родственников, друзей и знакомых после этого его не видел, не приезжал он и в Черновцы.

Розыском священника занялись оперативники Кировского отдела Лебедев Александр и Жиганов Сергей. Но все их усилия были напрасны: им не удалось даже установить место совершения квартирной сделки и личность покупателя. Единственным человеком, который мог бы прояснить детали сделки, был Седов Юрий, помогавший священнику в поисках покупателя квартиры. Но, как оказалось, за два дня до пропажи Растегаева, он уехал по делам на своем автомобиле и бесследно исчез. По розыску Седова также было заведено розыскное дело, только в Дзержинском РОВД г. Ярославля.

Спустя три недели с начала поисков заместитель начальника Управления уголовного розыска УВД Александр Александрович Амелькин поручил мне как сотруднику, ответственному за раскрытие преступлений в сфере недвижимости, оказать сотрудникам Кировского отдела практическую помощь. И начал я с изучения материалов розыскного дела, которое чем-то напомнило мне запутанный остросюжетный детектив. Первым предположением оперативников было то, что Растегаев все же отправился на Украину к новому месту своей службы. Для проверки этой версии в Управление Северной железной дороги направили запрос на предмет приобретения Растегаевым билетов на железнодорожные поезда. И вскоре получили ответ, что по паспорту священника на следующий день после предполагаемой квартирной сделки был куплен билет на поезд Ярославль – Москва.  

Казалось, сыщикам можно сворачивать поиски, так как появились доказательства того, что Растегаев выехал на Украину. Но когда фотографию священника показали пассажирке того самого поезда, с которой он должен был сидеть в вагоне на соседних местах, она не смогла его опознать. Таким образом, возникли сомнения в том, что это на самом деле был Растегаев. 

Вскоре оперативникам поступила информация, из которой следовало, что священник все же был в Москве. Из Управления по регистрации недвижимости сообщили, что некий Ратехин, житель Ярославля, предъявил им для регистрации квартирной сделки доверенность, оформленную Растегаевым у нотариуса в Москве. Когда оперативники задержали и опросили Ратехина, то снова никакого подтверждения тому, что священник посещал Москву, не получили.

Задержанный пояснил, что он не был знаком с Растегаевым и никогда его не видел. Доверенность ему дал Тихомиров Валерий Михайлович, с которым он познакомился недавно. Тихомиров предложил по этой доверенности переоформить квартиру Растегаева на его имя, пообещав взамен  крупное денежное вознаграждение. По словам Ратехина, ему не были известны ни место жительства Тихомирова, ни то, как с ним можно связаться, поскольку Тихомиров при необходимости сам всегда приходил к нему домой.

Следует отметить, сыщики слышали фамилию Тихомирова не впервые. Она фигурировала в еще одной доверенности, выданной от имени Растегаева. Доверенность была обнаружена в разорванном виде в ходе осмотра квартиры священника. Но все предпринятые меры, направленные на установление местонахождения Тихомирова, оказались безрезультатными. Для установления его родственных и дружеских связей сыщики связались даже с колонией, в которой тот несколько лет назад отбывал наказание, но и это не помогло. Родственники, друзья, знакомые не видели его уже около года. Изучив обстоятельства безвестных исчезновений Растегаева и Седова, мне показалось, что в них содержится достаточно оснований для возбуждения уголовного дела, а это значительно бы расширило наши возможности в розыске пропавших. С этим предложением я и отправился на следующий день к начальнику отдела по раскрытию преступлений против личности Виктору Михайловичу Филоненко. Но тот, выслушав мой подробный рассказ обо всех странностях, связанных с пропажей священника, предложил мне пока не торопиться с выводами, оставить ему розыскное дело для ознакомления и последующего принятия решения.

Разочарованный, я вышел из кабинета и тут же, в коридоре, встретил начальника розыскного отделения Маркова Андрея с большой пачкой дел в руках. Во время нашей беседы Андрей рассказал, что ездил в городские райотделы милиции и проверял розыскные дела по «потеряшкам». И его внимание привлекли два дела, заведенные на пенсионеров Виктора Павловича Семенова и его сожительницу Федорову Надежду Алексеевну. Они пропали еще в начале года при неустановленных обстоятельствах. В ходе их поисков выяснилось, что Семенов продал свою квартиру и прописался в одном из частных домов деревни, расположенной в Костромской области, однако сам там не проживал. Не видели по новому адресу и его сожительницу Федорову. Спустя некоторое время пенсии за них по доверенности стал получать некий Тихомиров.

«Неужели тот самый?» - подумал я. От нетерпения прямо тут же, в коридоре, я принялся искать эти дела в пачке Андрея, чтобы подтвердить свою догадку, и сразу же обнаружил, что в доверенностях пропавших без вести людей действительно фигурировал уже известный мне Тихомиров Валерий Михайлович. Пребывая в некотором потрясении, с пачкой дел в руках я поспешил обратно в кабинет Филоненко, где доложил ему только что полученную ценную информацию.

С этого момента правоохранительная машина заработала на полную мощность. В тот же день были проведены два совещания. На первом совещании, проходившем под руководством заместителя начальника УВД Николая Александровича Сорокина, заслушивались оперативники городских отделов, осуществлявшие поиски Растегаева, Седова, Семенова, Федоровой, обсуждались необходимые оперативно-розыскные мероприятия. На втором совещании, которое состоялось в областной прокуратуре, по установленным фактам безвестных исчезновений людей возбудили уголовное дело по статье 105 Уголовного кодекса Российской Федерации (Убийство). Для его расследования создали оперативно-следственную группу, которую возглавил старший следователь по особо важным делам Сергей Михайлович Ступаков.  

На следующий день, 18 сентября, я завел дело оперативного учета в отношении Тихомирова, подготовил  план оперативно-розыскных мероприятий и направил запросы в разные вспомогательные службы, а после обеда поехал вместе с коллегой Аркадием Челышковым в почтовые отделения изымать доверенности, по которым Тихомиров получал пенсии за Федорову и Семенова. По окончании этой работы нам предстояло еще съездить по адресу бывшей квартиры Семенова на ул. Урицкого и доставить на допрос к следователю ее нового владельца с необычной фамилией Шивкопляс.

Когда мы приехали к дому и поднялись на нужный этаж, то обнаружили, что нас ожидал небольшой «сюрприз». Из трех квартир, расположенных на площадке, входная дверь именно в «нашу» была немного приоткрыта. Воспользовавшись этим обстоятельством, я вошел в квартиру, за мной последовал Аркадий. В узком  коридоре мы  наткнулись на мужчину в куртке, который, по всей видимости, вошел перед нами и кого-то ждал. Показав свое служебное удостоверение, я негромко спросил его, где хозяин квартиры. Кивком головы он указал мне на единственную комнату, в которой находилось еще двое мужчин примерно 30-35 лет, являющихся, судя по их внешнему виду, обитателями жилища. После того, как я представился, они заметно занервничали, как это бывает с людьми, застигнутыми врасплох. На мой вопрос о том, можно ли поговорить с владельцем квартиры Шивкоплясом, один из них ответил, что хозяина нет, он живет в Тутаевском районе, а эту квартиру сдает им в аренду. Тогда я попросил их предъявить свои документы. И если к предъявившему свой паспорт Ляшенко Михаилу Евгеньевичу у меня не возникло вопросов, то ко второму жильцу их оказалось слишком много. Он назвался Тихомировым Валерием Михайловичем. Понимая, что сейчас не время и не место задавать эти вопросы, я сделал вид, что слышу его фамилию впервые, и без особой  придирчивости осмотрел его паспорт.

Третий мужчина оказался в квартире случайно, пришел к Тихомирову за деньгами за выполненные ремонтные работы. Под предлогом необходимости проведения допросов в качестве свидетелей мне с Аркадием удалось убедить их проследовать с нами в Дзержинский отдел милиции. Когда же все мы вышли из подъезда, сначала Тихомиров, а затем и Ляшенко, предприняли попытки сбежать. Но при содействии нашего водителя Кузихина Сергея, нам удалось их остановить, посадить в машину и доставить в УВД.

Не теряя времени, я связался по телефону со следователем Ступаковым и сообщил ему о задержании Тихомирова и Ляшенко в бывшей квартире Семенова. Не прошло и часа, как мы вместе с ним, оперативником Сергеем Латским и задержанным Тихомировым вернулись на квартиру для проведения обыска. И, надо сказать, приехали не зря. В квартире обнаружили и изъяли кейс, наполненный гражданскими паспортами, военными билетами, свидетельствами о рождении и другими личными документами граждан, а также компьютерную технику, электрошокер, поддельные клише для нанесения печатей и штампов на документы, различные справки и доверенности, связанные с квартирными сделками, блокнот с записями о распределении денежных средств между членами  преступной группы. Закончили обыск поздно ночью.

Когда на следующий день я с опозданием  вышел на работу, меня уже ждали две новости. Во-первых, посредством дактилоскопической экспертизы была установлена настоящая личность задержанного Тихомирова - им оказался ранее судимый Боровков Александр Александрович 1964 года рождения, житель Ярославля. А во-вторых, среди изъятых в ходе обыска документов, помимо паспортов разыскиваемых нами Растегаева, Седова, Семенова и Федоровой, были обнаружены паспорта еще 4 человек, пропавших без вести в Ярославле.

В этот же день через финансовую ведомость преступников и анализ изъятых документов был установлен основной состав преступной группы, в которую, помимо Боровкова и Ляшенко, вошли Голотин Александр, Шивкопляс Василий и Малахов Александр. С последующими задержаниями остававшихся на свободе у нас проблем не возникло. Самостоятельно, по отправленной ему ранее повестке, явился в УВД и Шивкопляс. Малахова задержали по месту жительства. Когда проводили обыск его квартиры, неожиданно пришел Голотин. Все задержанные члены преступной группы были заключены под стражу.

Теперь оставалось самое главное - выяснить у арестованных местонахождение пропавших без вести людей, чьи паспорта были обнаружены в кейсе Боровкова. Этим не простым делом занялись начальник Управления уголовного розыска УВД Александр Борисович Воробьев и заместитель начальника «убойного» отдела Юрий Николаевич Филимонов. Вначале преступники всячески отпирались, говорили, что не знают о дальнейшей судьбе их «клиентов». Но под тяжестью предъявленных доказательств не выдержали и начали давать правдивые показания.

Как оказалось, к нам в руки попала жестокая, хорошо законспирированная банда "черных" риелторов, лидером и организатором которой был Боровков. Под прикрытием фиктивной фирмы «Партнер», бандиты в течение года совершили 15 убийств, замаскированных под безвестные исчезновения с целью незаконного завладения недвижимостью. Через своих знакомых бандиты подыскивали одиноких, безработных, злоупотребляющих спиртными напитками владельцев квартир, входили к ним в доверие. Затем, под разными предлогами, в основном обещаниями трудоустройства, выманивали их за пределы города в удобное для совершения преступлений место, где и убивали путем удушения или применения огнестрельного оружия. Оставшиеся после убийства трупы бандиты закапывали либо бетонировали в земле.

После расправы над владельцами квартир в их паспорта «умелец» Ляшенко вклеивал фотографии членов банды или приближенных к банде людей, которые и продавали квартиры от имени жертв. Всего было продано 6 квартир. 

В смертельную ловушку бандитов попал и священник Дмитрий Растегаев. О том, что он продает дорогостоящую квартиру, расположенную в центре Ярославля, Боровков узнал от своего старого знакомого Юрия Седова и предложил свои риелтерские услуги. После того, как все условия сделки с Растегаевым были оговорены, от Седова, как от опасного свидетеля, бандиты решили избавиться. Под предлогом выгодной покупки подержанного телевизора его выманили в деревню Белавино Тутаевского района, где в помещении принадлежащего им бывшего сельского магазина застрелили, а тело закопали в подполье.

Когда настала очередь Растегаева, исполнители Шивкопляс, Голотин и Малахов неожиданно отказались его убивать, заявив своему лидеру, что не станут поднимать руку на «батюшку». Но Боровков, утверждая, что Растегаев не православный священник, а «старообрядец - шаман», которого не стоит жалеть, и что на его квартире они хорошо заработают, все-таки заставил их выполнить задуманное. Под предлогом заключения сделки и передачи денег за квартиру Боровков пригласил Растегаева в свой офис, расположенный на ул. Труфанова. После подписания договора преступники втроем набросились на ничего не подозревающего священника, свалили на пол и задушили. Труп в ковре вывезли в деревню Белавино и закопали рядом с телом Седова. Для создания видимости того, что священник продал свою квартиру и выехал на Украину, Ляшенко вклеил свою фотографию в его паспорт и поехал по нему на поезде в Москву. У московского нотариуса по этому паспорту он оформил доверенность на продажу Ратехиным квартиры священника. С этой доверенностью Ратехина впоследствии и задержали оперативники.

В 2003 году над бандой "черных" риелторов состоялся судебный процесс. Малахов и Ляшенко были приговорены к длительным срокам лишения свободы, Боровков, Шивкопляс и Голотин по решению суда не выйдут из тюрьмы уже никогда.

2.jpg

3.jpg

Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2019, МВД России