"Один день с ОМОНом: стреляет в «десятку» прицельно, в закрытые двери войдет"

Корреспонденты «КП» взглянули на жизнь ярославского особого отряда изнутри

Суровая военная форма, оружие наперевес и грозная надпись на спине – ОМОН. Легкий холодок пробегает, когда видишь этих мужчин в городе. И не зря – отряд мобильный особого назначения просто на прогулку не выезжает, эти мужчины борются с опасными и вооруженными преступниками, охраняют наше спокойствие на крупных городских мероприятиях. Как им удается быть невозмутимыми? И как проходит день омоновца, когда он не на задании? В рамках акции «Студенческий десант» «Комсомолка» заглянула в гости к ярославскому отряду мобильному особого назначения.

Обычный рабочий день омоновца вполне может начаться в мрачном кирпичном здании. На окнах решетки, а внутри ничего, кроме пустых комнат и серых стен, кое-где разве валяются перевернутые шкафы и столы. Это - тренировочная база. Здесь омоновцы учатся врываться в здание со всех сторон. В прямом смысле этого слова. Закрыта дверь? Зайдем и выйдем через окна!

Однако прыгать из окна в сугроб, конечно, никто не будет. Каждый омоновец-высотник экипируется до зубов, в минимальный набор входит 14-15 наименований. И уж точно не стоит забывать с собой трос, страховку, каску и спусковые устройства.

- На бойце обычно снаряжение весом килограммов в 50, а в руках оружие. Все должно быть зафиксировано крепко, - проверяя экипировку, говорит мой инструктор – заместитель командира роты по службе Алексей Костерин. – Есть негласное правило: кто веревку для спуска вяжет, тот ее и проверяет… А вы в шубе? Ничего!

Я вздохнула, оглядев себя в лакированных сапожках и большой меховой шубе. Оделась не к месту… А все равно! Уж больно интересно. Сопровождающий нас с фотографом инспектор Тимур Ширшов старательно затягивает на мне страховку.

А сверху нахлобучивает смешную оранжевую каску.
- Ой, она к моей шубке не подходит! – смеюсь я. Но на всякий случай стучу по ней костяшками пальцев - проверяю прочность. Каска тяжелая, не то что строительные. Кряхтя, залезаю на подоконник и тут же – бум! – с размаху стукаюсь головой о проем окна второго этажа.
- Вот видите, как нужна нам каска! – хохочет инструктор.

Трос привязан к спусковому крючку, страховка на месте. Алексей Костерин подбадривает:
- Вылезай из окна и повисни на веревке. Давай, смелее!
Выпрыгнуть? Из окна второго этажа?!
Внутри как-то все тревожно сжимается.
Но стоит сделать первый шаг, и, наконец, повиснуть на веревке, уперевшись ногами в стену, как все меняется! Чувствуешь себя Анжелиной Джоли в роли спецагента.

Вот только выглядишь как мешок, подвешенный в воздухе, что читалось на смеющемся лице фотографа.

- Ну что, еще раз? Вы ведь даже ничего не прочувствовали, - манит Алексей Костерин.
Конечно, еще раз!

Держать оружие в руках учат в тире. Главное знать, как прицелиться. Инструктор объясняет: в прицел нужно увидеть букву «Ш» - тогда и жми на спусковой крючок. Занятия для новичков начинаются с совсем простых упражнений, напоминающих компьютерную игру. Попал в «десятку», считай, выиграл.

Вот только для бойцов задание усложняется – в твоем распоряжении не больше десяти секунд. Не выстрелишь ты, компьютерный террорист выстрелит в тебя. Ну и что, что он ненастоящий. Страшно. А как иначе? Преступник вам не даст времени подумать.

На стрельбе и лазании по стенам подготовка лишь начинается. Любой обычный день омоновца может быть прерван внезапным нападением на штаб, атакой вооруженных бандитов, спецзаданием. И не важно, сидишь ты за компьютером или отправился пообедать. Хватай оружие, экипировку и будь умнее врага.
- Здесь все руководство, каждый человек на счету, - разъясняет инспектор ОМОН Тимур Ширшов. - Учеба касается всех. Если сидели за бумагами, отложили документы, надели бронежилеты, и вперед - защищать базу. О таких учениях, как правило, не предупреждают.

В здании, где сейчас борются с выдуманным нападением на штаб ОМОН, свет то включается, то выключается. «Тащите аптечку!», - раздается где-то в коридорах, а нам навстречу несут раненого. Кто-то уже побежал за ведрами, чтобы тушить пожар. Осторожно высовывается из-за двери боец, оценивая обстановку. А вся обстановка – я да фотограф, удивленно моргающие.

Спустя несколько минут все затихает. И суровые мужчины, мирно переговариваясь, идут в зал, где будут разбирать ошибки и неправильные ходы.

Все еще уверенная, что это лишь игра, спрашиваю:
– А оружие-то настоящее?

- Ручной револьверный гранатомет «Гном», - сурово произносит инструктор, поднимая перед моими глазами эту штуковину.
Такие гранатометы использовали в обеих чеченских войнах, и особо популярны они в компьютерных играх, например, «S.T.A.L.K.E.R». 
- А подержать можно?
- Вес 6,1 килограмма.
- Ничего себе гном!

Да-а, это нам кажется, что все происходящее скорее похоже на компьютерную стрелялку. Но… стоит взглянуть на лица этих парней, которые только что отразили «нападение» на штаб, веселье как-то угасает. Ни тени улыбки. Сжатые губы и тяжелый взгляд. Что – не на учениях, а в реальной жизни - видели эти глаза? За каждым из них, порой, даже не одна «горячая точка» с реальными выстрелами, страхом и кровью. Отражая выдуманное нападение сейчас, они ни на секунду не думали, что это игра.

Текст: Анна Ёлкина

Фотографии: Елена Вахрушева

Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2019, МВД России