Андрей Сироткин: Задача – обеспечить безопасность дорожного движения

SirotkinAV.jpg3 июля ГАИ-ГИБДД исполнится 80 лет. За восемьдесят лет существования ведомство реформировалось, меняло названия, расширялся круг его полномочий.

О нынешнем состоянии ГАИ-ГИБДД, его функциях и роли в жизни мы говорим с начальником УГИБДД УМВД России по Ярославской области Андреем Сироткиным.

Боевое настроение

– Андрей Вячеславович, приближается 80–летие ГИБДД. С какими итогами и с каким настроением готовитесь отмечать праздник?

– Основная задача Госавтоинспекции – обеспечить безопасность дорожного движения. И, хочется отметить, что в регионе наблюдается стабильная обстановка с безопасностью на дорогах. За последние пять лет идет снижение основных показателей аварийности. Правда, было исключение в 2014 году – незначительное (+5,3%) увеличение числа погибших по сравнению с предыдущим годом.

Критерии оценки аварийности – это сокращение числа погибших, сокращение числа погибших детей, социальный риск – количество погибших на сто тысяч населения, транспортный риск – количество погибших на десять тысяч зарегистрированных транспортных средств. Показатели каждого из критериев сравниваются с базовым 2012 годом – 2013 с 2012-ым, 2014 с 2012-ым, 2015 с 2012-ым и так далее. Так вот, несмотря на то, что в 2014-ом году был небольшой рост числа погибших, в сравнении с 2012-ым все критерии выдержаны. А в 2015 году зафиксировано сокращение числа ДТП, числа погибших и числа раненых. Так что настроение нормальное! Можно считать, что Госавтоинспекция, конечно во взаимодействии с федеральными органами власти, органами власти субъекта, органами местного самоуправления, свою задачу выполнила.

Люди или техника?

– А что с техническим оснащением?

Благодаря поддержке Правительства Ярославской области, Губернатора региона, нам за 5 лет многое удалось в техническом перевооружении. Служба Госавтоинспекции должна идти в ногу со временем в части технической вооруженности. Растет автопарк, автомобили становятся все более скоростными. Благодаря выделению определенных ресурсов из федерального бюджета и поддержке региональных властей нам удается поддерживать техническую службу на определенном уровне. Нельзя сказать, что мы достигли совершенства, но в целом автопарк большой, у нас широкий спектр автомобилей с повышенными динамическими характеристиками. Мы имеем на вооружении самые современные приборы, в том числе автоматические приборы фиксации нарушений Правил дорожного движения.

Если сравнить с тем, что было пять лет назад, то тогда система автоматической фиксации практически не работала. А сегодня – сотни тысяч нарушений, выявленных таким способом, и это тоже способствует спокойной обстановке на дорогах.

Все дорожно-патрульные автомобили нам удалось оснастить многоканальными видеорегистраторами, которые снимают обстановку и внутри автомобиля, и снаружи его, ведут аудиозапись.

Такая же ситуация с автомобилями, на которых принимают экзамены. Там четырехканальная система фиксации: видеорегистраторы снимают и действия кандидата в водители, и действия рядом сидящего сотрудника, который принимает экзамен, и обстановку впереди, и обстановку сзади, и аудиосопровождение.

Для того, чтобы такой объем информации сохранять, нужны соответствующие архивы. По каждому автомобилю дорожно-патрульной службы, по каждому экзаменационному автомобилю мы храним видеозапись в течение тридцати дней. У нас установлены программы, благодаря которым мы можем быстро найти дату, время, то или иное событие. Большинство материалов в суды, а, как известно, в суды уходят дела за грубые нарушения правил дорожного движения, сопровождаются видеозаписью. Эта система позволяет оберегать наших сотрудников от наговоров, необоснованных жалоб.

В текущем году за счет областной целевой программы «Повышение безопасности дорожного движения в Ярославской области» на 2016-2018 годы удалось приобрести семьдесят носимых регистраторов. Это видеорегистратор, который будет расположен на груди сотрудника. К видеорегистратору прилагается еще и хранилище информации. И в любое время из него мы сможем достать ту или иную запись. Устройства мы уже получили и в ближайшее время распределим по основным подразделениям.

Каждый автомобиль дорожно–патрульной службы в области подключен к системе ГЛОНАСС. Мы в любую минуту видим, где находится тот или иной автомобиль в том или ином районе Ярославской области.

Оценивая ситуацию в целом, можно сказать, что технически нам удалось не отстать от современного уровня развития.

– Несколько лет назад в ГИБДД проходили сокращения, людей меняли на технику. Это в итоге оправдалось?

– Сокращение прошло большое – за пять лет несколько сотен штатных единиц. Конечно, людей полностью на технику не заменишь. Есть такие виды нарушений правил дорожного движения, которые не поддаются фиксации техникой. Например, водитель в нетрезвом состоянии. Чтобы понять, трезв водитель или нет, его надо остановить, провести с ним элементарный диалог. Ведь некоторую степень опьянения не сразу и увидишь. Мало того, если говорить о наркотическом опьянении, не каждый человек поймет про другого, под воздействием тот наркотиков или нет. Поэтому, в любом случае нужна остановка, диалог, чтобы уловить некоторые признаки. Никакая техника в обозримом будущем этого не заменит.

Но есть и масса других нарушений, которые инспектор может выявить только визуально. Очевидно, что в тех местах, где стоит прибор, и это участникам дорожного движения понятно, водители демонстративно показывают, что они соблюдают правила. Была большая полемика в России, на территории Ярославской области о том, чтобы в районе стационарно установленных комплексов добавить информирующие водителей знаки. И это было сделано. Соответствующие таблички внесли в правила дорожного движения, правила применения дорожных знаков добавили соответствующими нормами.

На мой взгляд, достаточно информационного стенда «Внимание, производится фиксация в автоматическом режиме». Ведь в Правилах дорожного движения четко написано, кто и как должен ездить. И не нужно дополнительно информировать о наличии стационарного прибора «вот в этом месте снизьте скорость, пожалуйста, а дальше – твори волю божию». Получается-то так!

В опыте многих европейских стран нет табличек, предупреждающих об автоматической видеофиксации непосредственно перед каждым прибором. Всем известно, что нарушения правил дорожного движения фиксируется автоматическими приборами. И у гражданина право выбора – он либо соблюдает правила дорожного движения, либо их не соблюдает и в установленном порядке несет за это ответственность. Ведь, согласитесь, мы говорим о взрослых людях, которые прошли подготовку, успешно сдали экзамены в автошколе и Госавтоинспекции, получили водительское удостоверение, в совершенстве знают правила дорожного движения, имеют все медицинские справки. Поэтому кого и о чем еще предупреждать?

Наказание для водителей

– Вы думаете, мы тоже придем к такой системе?

– Думаю, что придем. Недавно в Ярославле состоялось заседание Президиума Госсовета по вопросам обеспечения безопасности дорожного движения, которое провел Президент России Владимир Путин. Был принят ряд решений и поручений Президента. И в Ярославской области, и в России в целом наметилась тенденция сокращения аварийности. Но надо и дальше снижать показатели смертности на дорогах, поэтому нужны правовые решения. Один из ключевых вопросов – это дальнейшее ужесточение санкций за нарушение правил дорожного движения.

– К вопросу об ужесточении. С 8 июня вступили в силу изменения в Правила дорожного движения – введен термин «опасное вождение». Как его ваши сотрудники будут фиксировать?

– Это опять же одно из тех правонарушений, которое нельзя зафиксировать автоматикой. Его может зафиксировать только сотрудник Госавтоинспекции. Но зафиксировать только с помощью техники, в частности, видеотехники! Но пока нет ответственности за данное нарушение, идет только обсуждение. И даже есть мысль о применении уголовной ответственности за такую манеру управления. Но фиксировать опасную манеру вождения будем с помощью нашего патрульного транспорта и видео.

Думаю, когда будет принята ответственность, поступят и рекомендации министерства внутренних дел, каким образом контролировать. Если мы возьмем так называемые «шашечки», то инспектор по большому счету должен сзади ехать, проделывая тот же самый путь, но ехать на гражданском автомобиле.

– И тем самым инспектор сам нарушит Правила дорожного движения…

– Это все-таки система скрытого контроля. А к ней за последние годы стали относиться по–другому. Можно вспомнить полемику по этому поводу, жалобы, что инспекторы прячутся за кустами, еще за какими–то препятствиями. После этого в наших регламентах появился пункт, запрещающий применять такие методы. Но в этом же документе прописан скрытый метод контроля.

После указаний конца 2015 года этот метод стали очень активно применять. И он уже показал свою эффективность. Например, в Ярославле есть два «больных» перекрестка – Московский проспект и проспект Фрунзе, Московский проспект и улица Малая Пролетарская. Регулярно в пиковое время мы там выставляем наряды. А за несколько месяцев не было ни одного дня, чтобы кого-то там не оформили. В основном и на том, и на другом перекрестке совершают левые повороты с нарушением Правил дорожного движения. Это нарушение сочетается с другими – пересечением стоп-линии, например. Зачастую водители, остановленные за это нарушение, имеют и другие, например, у них нет страховок, перевозят детей без специальных устройств. Нельзя сказать, что это какие–то неадекватные люди. Они просто так относятся к соблюдению правил.

Все  дело – в психологии

– А почему так – когда сдаешь экзамен, не дай Бог, что-нибудь нарушить, едешь так, чтобы инспектор, принимающий экзамен, ни к чему не придрался. А потом ездишь, как хочешь?

– Это психология. Как–то у нас было большое всероссийское совещание, выступали эксперты, в том числе европейские. Так вот, один из выступающих говорил о результатах исследования, почему происходят ДТП. И он сказал, что основная причина ДТП – это неправильная самооценка, излишняя самоуверенность. Можно много говорить о плохих дорогах, о несоответствии обустройства автодорог. И это правильно, об этом надо говорить, дороги должны идти вслед за ростом автопарка и интенсивности движения, строить пешеходные переходы на разных уровнях, подземные паркинги, сейчас в Думе обсуждается идея ввести плату в столицах регионов. Эта же проблема не только в Ярославле, но и в других городах и странах. Это развитие нашей истории, от этого никуда не деться. Автомобилей не будет меньше, их будет только больше.

Но главная причина все равно лежит в области психологии. И когда государство вводит те или иные санкции, это не значит, что оно хочет собрать больше штрафов и пополнить бюджет. Главная задача введения штрафов – предупредительная, воздействовать на психологию человека.

– Вы считаете, что может произойти изменения в психологии?

– Могут. Вот конкретный пример: сегодня люди сообщают о нарушениях правил дорожного движения, свидетелями которого они были. Еще несколько лет назад такие сообщения были крайней редкостью. Мало того, подобное сообщение вызывало негативную реакцию в обществе. А сейчас мы очень четко отслеживаем – в Ярославле в выходные или праздничные дни, когда велика вероятность появления пьяных водителей, в дежурную часть идет не один и не два звонка. Люди сообщают, что у того или иного водителя подозрительная манера вождения, кто-то видит, что за руль садится шатающийся человек. И это правильно!

Я допускаю, что могут быть и наговоры. Но зачастую такие звонки приводят к тому, что мы задерживаем водителей и предупреждаем большую беду. Один из недавних примеров – женщина, пассажир автобуса, увидела, что у водителя неадекватное поведение, сообщила об этом в дежурную часть. Мы его задержали и, действительно, водитель оказался пьян. Вы понимаете, что могло бы произойти? Это очень хорошая тенденция в нашем обществе. У людей появляется понимание, что общество надо защищать от нарушителей.

Безопасные дороги

– Есть участки дорог, где более опасное движение? Может, так дороги сконструированы или по какой–то еще причине, но на них постоянно происходят аварии?

– Да, есть так называемые «очаги аварийности». Около года назад поменялось понятие, что такое «очаг аварийности». Это ДТП одного и того же вида в течение года на определенном участке улицы или дороги. В населенном пункте он поменьше, за городом – побольше.

Но, к сожалению, есть такие места, где одним полицейским контролем ситуацию не исправить. Наибольшей тяжестью последствий характеризуется федеральная дорога М8 «Холмогоры». Скоростной режим вне населенных пунктов выше, там присутствуют транзитные водители, которые не знают обстановку. На самой дороге есть несколько очагов. Но хорошее мероприятие, которое стало применяться, – это тросовые ограждения в Ростовском районе. Их у нас порядка 20 километров. Чтобы поставить настоящее металлическое ограждение, нужно реконструировать дорогу, сделать ее шире, иначе там не будет четырех полос. А тросовое ограждение позволяет при этой же ширине дороги разделить встречные потоки. Раньше в год там было около двадцати погибших и в основном в авариях при встречном столкновении. Это был устойчивый очаг. А когда были применены тросовые ограждения, встречных столкновений с летальным исходом не стало вообще. За 2015 год на данном участке было два погибших, но не во встречных столкновениях, а других видах ДТП.

Также много очагов на юго–западной окружной дороге, она давно просит реконструкцию. Да, там, в районе Суринского, сделан пешеходный переход, идут реконструкции путепроводов. Но это локальные мероприятия не того уровня. Дорогу надо реконструировать, делать ее с разделением встречных направлений, с большими путепроводами в разных уровнях, например, в районе Чурилково, Ивановского перевоза. Дорога сейчас не отвечает интенсивности движения на ней. Или надо строить параллельную дорогу и уводить транзит на нее.

В Ярославле в последнее время обострилась ситуация на улице Бабича. Там нет освещения, пешеходов не видно, и было несколько трагических случаев.

– Хорошо, на федеральной трассе или региональных дорогах можно использовать тросовые ограждения. А какие меры можно применить в Ярославле?

– В городах, и в частности, в Ярославле нужно больше внимания уделять пешеходам. Он полноправный участник дорожного движения.

По новым нормативам на четырехполосных дорогах нерегулируемых пешеходных переходов быть не должно. Но в Ярославле они пока сохраняются.

Мы с городскими властями работаем над этой проблемой. Где–то надо просто убрать.

Полноправный пешеход

– Как? Просто перегородить забором? Но ведь пешеход же у нас – полноправный участник дорожного движения…

– За пять-десять лет мы с городскими властями ликвидировали много таких переходов. И в итоге либо поставили светофоры, либо нашли другие выходы.

– Выходы в итоге нашли пешеходы – они лазают в дырку в заборе. Как, например, на Комсомольской улице в районе Торгового переулка.

– Что касается этого участка дороги. Между светофорами должно быть 200 метров. От предыдущего перехода, на перекрестке с улицей Свободы, меньше двухсот метров. Но понимая ситуацию, что людям неудобно, а ведь мы с вами уже пришли к выводу, что пешеходы – полноправные участники дорожного движения, есть предложение реконструировать светофор на  перекрестке улиц Свободы и Комсомольской, и организовать регулируемый пешеходный переход через ул.Комсомольскую в районе Торгового переулка. Я написал письмо Алексею Малютину с предложением останавливать поток транспорта и перед въездом на Комсомольскую, и перед Торговым переулком в одной фазе светофора. Большой задержки для водителей не будет. Понятно, что на это нужны деньги, но для удобства пешеходов нужно реконструировать важнейшее место и сделать его удобным, а переход – более безопасным.

Победима ли коррупция

– Куда дальше может развиваться служба? Какие вы видите перспективы?

– Перспективы в дальнейшем техническом вооружении. Нужно расширять спектр фиксируемых правонарушений в автоматическом режиме, дальше думать о техническом оснащении.

Еще одна немаловажная задача – это дальнейшее укрепление дисциплины и законности. Здесь есть определенные сдвиги. И нам очень приятно, что население видит наши усилия в борьбе с коррупцией. Ежегодный мониторинг, который ИРСИ проводит в Ярославле, говорит о том, что видны успехи. Последнее исследование показало, что 96 процентов опрошенных не сталкивались с фактами коррупции в инспекции. По мнению ярославцев, ГАИ занимает втрое место после медицины, хотя в России – первое.

В прошлом году было 64 уголовных дела, когда сотрудникам ГАИ предлагали денежное вознаграждение. Они предупредили нарушителей, что это делать нельзя. Они продолжали настаивать, и вызывали следственно–оперативную группу зафиксировать этот факт. Таких случаев было более ста, но 64 – закончились уголовными делами. В 2014 году тоже было около 60 таких уголовных дел.

Пять лет назад таких фактов вообще не было! Другой такой службы нет, что ей за год более ста раз предложили взятки! Но это не повод нам самоуспокаиваться, надо и дальше укреплять дисциплину и законность. Нам есть еще над чем работать.

– Но и своих, наверное, выявляете, кто соблазнился на предложение откупиться?

– Да, случаи, к сожалению, такие есть. И в прошлом году они были, и в позапрошлом. Задержаны ряд сотрудников за коррупционные преступления. То, что нам становится известно, сообщаем в ОРЧ собственной безопасности. Конечно, первопричина подобных фактов – сознание нарушителя, что можно откупиться. Просто люди думают, что все можно решить деньгами, от этого все идет. И мы будем с этим бороться.

Ольга Скробина, «Городские новости»

Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2019, МВД России